Pokemon History;

Объявление

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Будь хорошим человеком - подними нас в топе *о*

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pokemon History; » Перед регистрацией » Основной сюжет


Основной сюжет

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

С Начала Времён легендарные покемоны, ведущие вечную борьбу между собой, объявляли суточное перемирие в день планетарного затмения. Периодически возникающий нейтралитет объявлялся через промежутки в несколько десятков лет и зависел от действующих звёздных и планетарных циклов. Цикл, посвящённый 7 планете от звезды, дал легендам возможность встречаться каждый месяц. И этот ряд событий выпал на начало 20** года.
Именно лето данного года стало предзнаменованием «игры». Совет высшего пантеона, уставший от вечной битвы, единогласным мнением решил передать знамя войны людям. Легендарный призрак Гиратина, оказавшись из-за периодических перемирий на самом краю безумия, высказал предложение о начале «турнира», где участниками будут выступать смертные. Избранные получили имена «карт»; легенды, участвующие в игре, передавали своему человеку способности и силу, призывая к битве за собственную честь.
Начало турнира пришлось на август 20** года. Ещё за два месяца до этого легенды начали выбор карт. Молодые люди, ставшие избранными, не имея ни малейшего понятия о своих новых силах, рассекречивали себя, становясь мишенью для правоохранительных органов и специальных исследовательских организаций. Пик раскрытия игры пришёлся на конец лета, когда во время праздничного фестиваля на арену вышел «орден», занимающийся исследованием карт и их отлавливанием. Тяжёлая техника ордена, открывшего тайну активизации избранных, заставила раскрыться сразу нескольких человек. Кюрем, Ландорус и Зекром, находящиеся в этот момент на праздничной ярмарке, рассекретили себя, но, успев уничтожить половину сил противника, скрылись в неизвестном направлении. Несколько дней спустя Лукер – детектив из Синно, занявшийся исследованием «феномена карт», пробирается на исследовательскую лабораторию ордена и вскрывает архив собранной им информации. Открываются закономерности, что все избранные имели тяжкие или несовместимые с жизнью травмы, а битвы, возникшие по инициативе карт, являлись сугубо личными. Каждой карте возникший специально для изучения этого феномена отдел дал определённый номер, а также, относительно степени проявления сверхчеловеческой энергии, ранг. Две организации, созданные исключительно для противостояния друг другу, поклялись завладеть картами или защитить их соответственно. Спустя несколько месяцев после открытия игры Кюрем, Зекром, Суйкун и Лугия начали первый раунд.

0

2

o.o1

Лунный свет белой пеленой отражался от стеклянной поверхности здания. В совокупности с кричащим светом ламп, этот блеск заполонял весь прилежащий двор, не оставляя ни одного тёмного пятна. Вокруг высокого исследовательского центра стоял, в буквальном смысле, столб белого ночного света, и ничто не могло пройти сквозь него незаметным.
Лишь на секунду блеск фонарей померк. Лишь на одно мгновение здание и лес вокруг него погрузились в тишину, которая, даже не успев заявить о себе, тут же сменилась прежним сиянием...
Дежурные, стоящие на башнях, едва заметных среди деревьев, нахмурились.
Один коридор… другой… третий… ты резко останавливаешься, заметно дёргая впереди идущего спутника за рукав. Тот тоже останавливается. Вы мгновенно поворачиваете голову на шум: нет, не показалось. Топот от неспешных шагов всё усиливается, а вы уже открываете крышку вентиляционной системы, и, явно торопясь, буквально впрыгиваете в узкий проход. Ползти по пыльному и колючему туннелю очень трудно: ты часто падаешь, заставляя спутника, ползущего за тобой, то и дело останавливаться и нервно прислушиваться. Но нет, в этот раз вы остаётесь незамеченными.
На очередном разветвлении вы вновь замираете и сверяетесь с электронной картой; нет, ещё не прошли. Поворачиваете вправо: там должна быть лаборатория, за которой и находится необходимый вам архив. Едва заметная радость от скорого окончания этого «путешествия» заметно придаёт тебе сил: ты преодолеваешь последние десятки метров всего за несколько минут...
Вы останавливаетесь у очередного люка.
- Ты уверен, что это здесь? – слышится твой, едва различимый, шёпот. Спутник, стоящий на четвереньках перед тобой, поправляет рукой высокий воротник пальто и едва заметно кивает, как бы призывая больше не нарушать тишину. Протерев рукавом пыльную крышку, он легко её открывает и затем, свесившись вниз, проверяет обстановку внизу. Через несколько секунд ты уже спрыгиваешь вслед за ним.
Лаборатория оказывается гораздо больше и просторнее, чем ты думал. Настолько большое и стерильное пространство пугает тебя; белые стены сгорают в темноте, практически не получая живительного света дежурной настольной лампы: она освещает лишь стол да несколько ближайших шкафов. Под беленой белого света ты едва различаешь заголовки книг: «Мутация», «Геном человека», «Наследственные болезни»… В горле застревает ком; ты едва сдерживаешься, чтобы не разразиться нервным смехом: похоже, вы действительно наткнулись на психов… Что же касается твоего спутника, то всё происходящее нисколько его не веселит. Оглядывая профессиональным взглядом помещение, он будто бы что-то ищет. И, судя по едва слышному вздоху, не находит. Повернувшись к тебе и дав сигнал рукой, он отворачивается в сторону ближайшей двери. Ты следуешь за ним, стараясь не создавать лишнего шума. Вы открываете первую дверь.
Это был тот самый архив: в темноте были едва различимы огромные стеллажи с книгами, папками и связками бумаг. Твой спутник срывается с места и легкими шагами преодолевает последнее расстояние; остановившись у первого шкафа, он начинает перебирать документы. Поняв безмолвный намёк, ты также приступаешь к работе…
Вы перебираете папки около получаса; странно, что вас не заметили. Установившуюся стерильную тишину ты воспринимаешь подобно счастливому знаку судьбы. Ваш спутник с каждой новой книгой всё сильнее хмурится: ты словно чувствуешь его вздрагивающие брови. В темноте очень тяжело различить написанные каллиграфическим почерком буквы, ты щуришь глаза, пытаясь понять хотя бы основное содержание папки, которую на данный момент держишь в руках. И различаешь… вот оно…
- Лукер, я нашёл! – произносишь ты шёпотом, мгновенно переходящим в возглас. Лукер, мгновенно оказавшийся за твоей спиной, зажимает твой рот рукой, подозрительно оглядываясь по сторонам. Удостоверившись, что всё тихо, он опускает ладонь, а затем принимает из твоих рук папку. Несколько болезненно долгих секунд он вглядывается в текст одного из документов; его глаза медленно расширяются. Повернувшись к тебе и криво улыбнувшись, он ощутимо хлопает тебя по плечу; тем не менее, от этого «ободряющего» жеста по твоей спине проходят мурашки. Твой спутник вновь срывается с места и почти подбегает к рядом стоящему столу.  Только сейчас ты замечаешь, что таких столов, с компьютерами, кстати, в архиве около пятнадцати. Тот, который сейчас включал Лукер, был самым ближним. Не желая больше отмалчиваться в стороне, ты медленно подходишь к загоревшемуся экрану.
- Лукер! – едва слышно начинаешь ты…
- Тссс! – отвечает он, не отворачиваясь от компьютера и садясь на стул. Ты, осознавая своё бессилие, сжимаешь зубы. Подойдя вплотную, ты ощутимо пихаешь пластмассовый стул Лукера коленом, и твой спутник вздрагивает. Бросив на тебя удивлённо-непонимающий взгляд, он несколько секунд словно ждёт от тебя объяснений, но, не дождавшись их, вновь утыкается в экран.
- Смотри. Сейчас это всё тебе объяснит, - полушёпотом произносит он и, что странно, эти слова полностью тебя успокаивают. Ты наклоняешься и фокусируешь своё внимание на мониторе…
- Вчера, когда мы только ехали сюда, я тебе практически ничего не объяснил. Сейчас у меня мало времени, но я всё-таки расскажу, что конкретно мы ищем… Прежде всего, я, Лукер, работаю детективом. Моя деятельность не распространяется на какие-либо определённые лиги: я работаю там, где понадобится моя помощь. Несколько дней назад я получил сообщение от секретных служб: из окрестностей Кастелии поступил сигнал. Недалеко от городских ворот был замечен молодой человек, сражавшийся с какими-то странными личностями… Но подожди думать, что нас привлекли именно те самые личности. Нет, нас заинтересовал вышеупомянутый молодой человек… Он сражался без покемонов… сам… Немногие видевшие его люди утверждали, что парень управлял ветром. Ни одного покемона рядом с ним замечено не было. И вроде бы, этот мальчишка кажется какой-то праздничной шуткой, если бы… если бы этот случай не был одним из многих. Действительно, из разных областей мне приходила информация, которой так любезно делилось правительство. Где-то встречались девушки, владеющие огнём, где-то – парни, бьющие из рук молниями. Пока что этих случаев было всего шесть… но никто не уверен, что этим ограничится… И вот, позавчера мне поступила информация, что одного из таких, скажем, «индиго», схватили прямо средь бела дня. Мгновенно приехал какой-то фургон, укативший, как ты уже догадываешься, именно сюда. Секретные службы считают, что данная лаборатория хранит информацию, которая открыла бы свет на происходящие события… но один бы я не смог справиться. Для успешной операции мне, в любом случае, понадобился бы ещё один человек. И я обратился в рейнджер-центр, где, собственно, мы и встретились… - и после настолько длинной исповеди, поставившей тебя в полный тупик, Лукер вновь повернулся к компьютеру. Ты стоял и глотал ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба. Этот детектив…
Он ухватил тебя за ворот рубашки и потянул вниз, буквально тыкая носом в возникший на экране документ. С шипением отлепившись от экрана, ты хотел было шикнуть на Лукера, но тот вновь пресёк все твои попытки. Ты тоже повернулся к компьютеру; начал читать…
«22.01.** На территории Канто, вблизи населённого пункта Вермилион, был замечен объект #102.
#102. Пол: женский. Возраст: 15. Родина: Паллет. Карта: Запдос. Степень: D. Получение карты: автобусная авария 24.07.** на дороге В6.
Объект был замечен в пригородном лесу, когда тренировался с покемонами. В битве с гамма-отрядом использовал Thundershock и Thunder. Захвачен в 13:24 по местному времени.
»
«12.02.** Объект #218 был замечен в лесу Рустборо(Хоенн).
#218. Пол: мужской. Возраст: 13. Родина: Рустборо. Карта: Гроудон. Степень: B. Получение карты: пожар 15.06.**, последующая кома.
Объект находился у рейнджер-центра и участвовал в отражении вооружённого нападения. В 16:02 вступил в бой с бета-отрядом. Использовал Fire Blast, Earthquake, Solarbeam, Ancientpower. Отряд понёс потери в 12 человек. Объект захвачен в 18:47 по местному времени.
»
«17.03.** Объект #217 найден…»
Сзади раздался грохот. Вцепившись руками в стол, ты едва не упал от неожиданности. А медленно развернувшись на девяносто градусов, ещё и остолбенел от ужаса: поворачивалась ручка двери, что соединяла лабораторию и архив...
Ничего не соображая, ты слышишь над головой голос:
- Беги… - и мгновенно срываешься с места. Прячась у дверного проёма, ты внезапно осознаёшь, что неплохо видишь в темноте. Слышится громкое: «Кроганг, ядовитое жало!». В следующую секунду покемон выламывает дверь и врезается в появившегося в проходе хондума. Недолго думая, ты бросаешься вперёд; падаешь, едва успевая уклониться от углей демонического пса. Последующий дым лишь едва мешает тебе: ты вновь вскакиваешь на ноги и стремглав мчишься по огромной белёсой лаборатории. Сзади слышится шум драки, но ты веришь: Лукер выберется. Эта уверенность помогает тебе сосредоточиться; ты выбегаешь в коридор. Резко остановившись, вдруг замечаешь спасительное окно… и вырываешься к нему. На бегу доставая покеболл, бросаешь его вперёд. Появившийся бертик ударом одной правой лапы выбивает стекло и прыгает вниз, под фонари. Ты отталкиваешься от оконной рамы и... следуешь за ним...
Однако белый медведь грузно приземляется на свои мощные конечности и, будто забыв о тренере, как ни в чём не бывало направляется в сторону ворот. А ты понимаешь, что так же легко не отделаешься и, как минимум, сломаешь себе что-нибудь...
Морально готовясь к встрече с асфальтом, закрываешь глаза…
Приземлившись чётко на ноги, ты, всё ещё не помня себя, бежишь вслед за бертиком. А песчаный вихрь, взявшийся из ниоткуда, тебя вовсе не настораживает. Ты просто не успеваешь его заметить...
Преодолев открытое, залитое светом, пространство, ты слышишь тревожный вой сирены; нагнав своего покемона и перепрыгнув через проломанные медведем ворота, резко останавливаешься, чувствуя спиной взволнованный взгляд ледяного существа. С такого большого расстояния, ты не видишь, что происходит у дверей центра: скорее чувствуешь. В противоположной стороне двора мелькает силуэт Лукера, что вместе с кроганком исчезает среди деревьев... Только осознавая это, твоё сознание успокаивается.
Наконец, бертик хватает тебя за плечи и прижимает к своей белой пушистой груди; покемон бросается прочь. Выглядывая из-за густого шерстяного покрова, ты едва видишь погоню, устремившуюся за вами...
Радостным азартом в голове возникает мысль: «Не догонят».

0

3

o.o2

Сюда свет практически не проникал. Это было вакуумное пространство, такое пустое и такое липкое. Лишь к центру необъятная субстанция начинала сгущаться, превращаясь в  своеобразный кисель. Здесь примешивались и какие-то осколки, и частички рваного свечения, и задатки звёзд. Данное место было очень странным: внезапно, словно из неоткуда, могло возникнуть твоё собственное отражение или появиться давно забытое воспоминание. Люди боялись думать об этом месте. Потому что, по какой-то необъяснимой причине попадая сюда, плавая в этом пространстве, таком глубоком и тяжёлом, они теряли рассудок.
Один из осколков дёрнулся и «ожил». Громадный булыжник, по размерам больше похожий на приличный дом, с каждой секундой начинал всё быстрее и сильнее дрожать. Наконец, после непродолжительной метаморфозы, камень «открыл» глаза. Красные такие глаза, будто налитые кровью. Свет этих безумных глаз отразился от поверхности обломка, придавая ему форму, объём и цвет. Камень раскрыл рваные тройные «крылья» и полетел. Выполнив резкий вираж перед одной из ближайших звёзд, существо полетело вглубь, во тьму.
«…скуууучно!...»
«Кьяяя…. ужаааасссно…»
«…боооольноооо…. Мне так бооольно… Прекрати это!»
Гиратина приземлился на край платформы. Его присутствие успешно выдавали практически немигающие алые глаза, светившиеся по-прежнему неистовым сиянием...
Отдаваясь во тьму, покемон медленно менял свою форму. Стали крепче и сильнее нижние конечности, крылья слиплись... Выплыв на едва различимый свет, призрак уже почти принял свой «земной» вид... Грузно переставляя многочисленные ноги, он путался в них, словно они были переломаны...
Все присутствующие сразу же повернулись на треск.
«Потерялся на временной оси?» - раздался хриплый голос в головах всех присутствующих: Диалга, лежавший на платформе лишь корпусом, криво оскалился...
Такие же красные, как и у Гиратины, глаза синего существа хитро блеснули, отражая свой свет в грудном кристалле...
Откуда-то справа раздался хриплый, смехоподобный звук, больше напоминающий астматический кашель - Даркрай, едва различимый в темноте, заметно веселился.
«Кхе-кхе-хе-хе… стууукни его… ну стуууукни его» - подначивал ночной кошмар, заливаясь всё более мощным, но от этого не менее противным... «смехом».
Диалга закатил глаза. Гиратина промолчал.
«Ты мог бы проявить большее уважение… хотя бы не придумывая, стоя сейчас передо мной, очередные оправдания…» - вновь раздался тихий гулкий голос. И, как ни странно, в этот раз Гиратина ответил. Ответил серьёзно, чем вызвал абсолютное недоумение у окружающих.
«А какой в этом толк?.. Собираться каждый год, делиться памятью, страдать ерундой, лёжа и практически не двигаясь на протяжении всего собрания… Зачем всё это?!» - голос начинал свою тираду тихо, практически неслышно, но с каждым словом набирая силу и мощь, в конце почти срываясь на ультразвуковой крик. Все вздрогнули; они знали, чем может закончиться очередная истерия призрака. Гиратина никогда не отличался крепкими нервами, а сейчас… когда ему до дрожи в ногах скучно, когда ему уже всё равно куда девать свою неиспользованную энергию, даже если это будет чудовищная по своей силе драка… Не вздрогнул лишь Арсеус:
«Это традиция. Перемирие, длившееся ранее лишь раз в несколько десятков лет, благодаря новому планетарному циклу участившееся… это можно считать даром Судьбы…»
«Ваша Судьба не даёт мне нормально жиииить…» - вновь сорвался на скрежет Гиратина... Азельф, Юкси и Месприт закрыли уши "руками".
«Что ты хочешь предложить?» - на удивление спокойным голосом спросил пространственный Палкиа; все ошарашено на него посмотрели. Не удивился лишь замерший в предвкушении Гиратина: покемон дёрнулся, подозрительно хихикнув, а затем, медленно повернув голову, почти счастливо посмотрел на вопрошающего... Палкиа поёжился.
«Игру…» - раздался неуверенный, искренний, почти детский голос… Гиратины? Призрак выпрямился, буквально впиваясь глазами в сущность пространства.
«Игру? О, игрууу…. И какую же?» - послышался сбоку голос заметно успокоившегося Даркрая. Он придвинулся ближе, вскакивая на витающий рядом обломок и прибивая его «ногами» к платформе.
«Да самую обыкновенную… спор, всего-навсего спор» - по-прежнему улыбался Гиратина, не отворачиваясь от Палкии... Тот словно замер.
«Люди живут внизу и…»
«Даже не смей втягивать сюда смертных!» - прогремел голос Арцеуса. Легенды вздрогнули... неизменным оставался лишь призрак.
«Не хочешь играть, так другим не мешай» - беззлобно пробурчал покемон и продолжил: «Они живут под нами, вне нас, и им так же скучно, как и нам… А если двум друзьям скучно, то почему бы им не помочь друг другу?» - под конец своих слов Гиратина вновь начал хихикать.
Арсеус вздрогнул, опасно щуря глаза; Диалга и Зекром вздрогнули.
«Уж не хочешь ли ты развязать новую войну?» - грозовым голосом шептала электрическая легенда Юновы, подплывая ближе... Призрак, к которому обращались, наконец-то соизволил повернуться…
«Нееет, что ты… Я всего лишь хочу немного разнообразия… Давайте же… Поменяемся с людьмииии!» - и заверещал.
«Поменяемся?» - почти хором переспросили вокруг; десятки голосов эхом оттолкнулись от каменной платформы, наполняя вязким гулом пространство вокруг... Последняя «я» в слове липким скрипом закружилась в вакууме.
«Ну да… А что такого? Найду себе какую-нибудь девочку на земле, дам ей частицу своих сил и проблем-то? Ну, захватит она мир, подумааааешь…»
«С твоими силами-то и «захватит»?» - подозрительно сощурился Зекром, перекрывая Палкию своим телом и вставая перед безумной Гиратиной. Та дёрнулась, словно от удара.
«Ты только что предположил, что я буду слабее тебя?» - предвкушающим, радостным голосом прощебетал покемон, косясь на громаду перед собой. Тот мысленно взвыл, но виду не понял.
«Я предположил, что тебе с твоими призрачными эфемерными «силами» в такие игры играть противопоказано» - не остался в долгу Зекром, ядовито сверкая глазами. Генератор в хвосте начал подозрительно поблёскивать. Гиратина оскалился.
«А спорим, что твоё «ошибочное» предположение с превеликим удовольствием выбьет из тебя моя девочка?.. ибо самому мне лень тратить на тебя время» - прошипел покемон, дёрнув крыльями. Пустота сменилась керосином, готовым вот-вот воспламениться. За Зекромом появился Реширам, готовый в любой момент отодрать его от призрака. Сам Гиратина был удостоен чести почувствовать на хвосте лапу Кресселии.
«А поспорим что моя… нет, мой… да, мой парень порвёт твою «девочку» в клочья?»
«Поспориииим…» - и вдруг, следуя за противным шипением альтернативного пространственного хранителя, в вакууме зазвучало множество различных голосов. Стоявший где-то Суйкун, решивший поддержать «игру», одобрительно загудел, Артикуно, до этого отмалчивающийся, одобрительно закивал, Даркрай радостно захлопал «рукавами». В глубине себя Гитарина гордился, что смог вызвать столь одобрительную реакцию и хоть как-то разрядить скуку. Преисполненный возбуждённой радостью, он открыл рот и, понимая, что уже не сможет остановиться, начал верещать. Верещал про то, как будут «избираться» люди, сколько сил им можно будет передавать, какие будут «правила» боёв. Люди, до этого момента считающиеся единственными «тренерами», сейчас сами становились подопытными «картами». Легендами было решено избирать людей, получивших какой-либо существенный физический вред. Мол, так будет легче пробить сознательную оболочку. Также покемоны решили периодически наставлять своих «мальчиков» и «девочек», учить их, как правильно применять дарованные силы. Во всём этом шуме, прерываемом лишь изредка задумавшимися спорщиками, не находил себе применения лишь Арсеус. Замерем у края платформы, он лишь измученно косился в сторону Гиратины.

0

4

Flashback

Это уже начинало тебе надоедать. Под «этим» ты вот уже как несколько часов подразумеваешь жару, громкую болтовню на соседних сидениях и, как итог, головную боль. С самого утра, сидя в этом душном автобусе, который направлялся в Накрейн на фестиваль, ты не разгибал спины вот уже четыре часа. И даже разговоры с дружелюбным соседом справа не спасали тебя от «расплющенного» состояния. Пока парень у окна увлечённо рассказывал тебе о всевозможных турнирах и конкурсах летнего фестиваля, ты сверлил взглядом переднее кресло. Тепиг на твоих коленях, казалось, ни слышал громкого гула, стоящего между рядами сидений, ни чувствовал ужасающую жару, заполнившую всё пространство. И ты, иногда отвлекаясь от своего «занятия» и поглядывая на покемона, почти завидовал ему. Почти – это ключевое слово. Весь нонсенс был в том, что, подобно жаре и шуму, с самого начала поездки тебя мучило дурное предчувствие. Твоё шестое чувство было категорически против и фестиваля, и автобуса, но ты, повинуясь гордости, абсолютно его не послушал. А сейчас мучился.
Был тот самый период времени, который ты называл «относительное утро». Это промежуток от 10 часов утра до полудня, когда особенно ленивые люди только просыпаются. И именно в это самое «относительно утро» и наступила самая страшная жара. Твой тепиг уже проснулся, а сейчас метался по твоим коленям, взывая к тебе с просьбой поиграть. Ты смотрел на покемона, как на последнее зло. Косясь на свинку нечитаемым взглядом, ты чуть вздрогнул, когда почувствовал на плече руку. Это вновь был твой сосед, уже достаточно измученный погодой, но всё ещё жизнерадостный. Он отвлёк тебя разговором, который, на этот раз, был очень кстати. Ты и думать забыл о тепиге, как, впрочем, и об остальном… И конечно же, пропустил самое главное…
Когда автобус съехал с дороги, ты не помнил. Не помнил, как он, едва лишь коснувшись обочины, резко развернулся. Ты едва воспроизводил в памяти скрежет от колёс тормозящих машин и вопль откуда-то сзади. Однако в голове, несмотря на всю внезапность момента, отчётливо всплывали грохот, спуск вниз и… темнота.
Руки едва заметно дрожали, когда пальцы безуспешно пытались ухватиться за перила соседнего кресла. Раздавшийся откуда-то снизу писк придавленного тепига, поначалу казался чем-то глубоководным, пока укус за ногу не привёл тебя в чувство. Попытавшись откатиться в сторону, ты ощутил, как что-то мокрое растекается под твоей шеей. Голова нещадно гудела, а тело отказывалось слушаться; так и не дождавшись помощи, тепиг выполз из-под твоего тела сам. Возмущённо кряхтя и фыркая, тепиг попытался сначала придти в себя, но внезапная мысль о твоём возможном самочувствии, подкинутая его разумом, заставила свинку вскочить с места. Каким-то боковым зрением ты видел, как стартовик, подбегая к тебе, резко тормозит и врезается рыльцем в ближайшее кресло. Затем разворачивается, и, увидев что-то, начинает пронзительно визжать. Громкий звук закладывает твои уши; словно находясь в другом измерении, ты чувствуешь далёкий топот ног спешащих на помощь людей. Твой разум вновь проваливается во тьму.
- Состояние стабильное… остановлено… очнулся, - раздаются чужие голоса откуда-то сверху. Ты приоткрываешь глаза и едва различаешь мутные силуэты врачей. За их спинами светятся зелёная трава и проезжающие мимо серые машины. Разум подкидывает мысль, что, возможно, скорая устроила полевой госпиталь прямо на месте аварии. А в том, что произошла именно авария, ты был уверен на все сто процентов. Сейчас, лёжа на чём-то мягком, ощущая кожей тёплый и колючий летний ветер, а также чувствуя под боком свернувшегося тепига, ты вовсе не чувствовал дискомфорта. Ранее раскалывавшаяся голова уже практически не болела, перевязанные бинтами ссадины и царапины не чесались: тело чувствовало себя так же, как и до аварии. Твою попытку подняться, врачи пресекают на корню, практически вжимая тебя в носилки. Они объясняют, что ты пострадал больше всех. Тепиг, лежащий рядом, почувствовав движение, мгновенно вскакивает, помогая докторам поудобнее уложить тебя. Сбивчивым, хриплым голосом ты просишь отложить госпитализацию, и люди в белых халатах, поколебавшись, соглашаются. Тебя всё-таки поднимают, а затем передают в руки знакомой автобусной проводницы, которая и доводит вас с тепигом до одного из новых фургонов. Уже сидя где-то в конце машины, через незакрытое окно ты слышишь уличные разговоры. Едва различимые слова заставляют тебя нахмуриться: доктора говорили о тебе. Рассказывая что-то про ссадины и возможность тяжёлых последствий, они одновременно с этим удивляются твоей везучести. Далее ты не слышишь, ибо твой фургончик, уже полностью заполненный, трогается с места.
***
Дневное тепло, накопленное плавящимся тёмно-серым асфальтом за день, начинало медленно испаряться. Оно исходило от дорожного покрытия плотными жидкими потоками, стремительно поднимающимися вверх. Пыль и духота, по-прежнему стоящие в воздухе, предвещали скорую грозу.
Ты сидел, буквально уткнувшись носом в стекло. За его мутной исцарапанной поверхностью мелькал чёрный асфальт, серое небо и необычайно яркая для вечерней пасмурной погоды ярко-изумрудная трава. Редко тебе приходилось замечать подобные «чудеса» природы. Не всегда отвлекаясь на перламутровые радуги и серебряные метели, ты удивительно точно подмечал редкие моменты «повседневного контраста», будь то алые маки, на фоне закрашенного синим туманом поля, или же малахитовые заросли среди серых потоков долгожданного ливня. Вот и сейчас твоя память, наблюдавшая за мелькающими пейзажами, подкидывала тебе мутные, но такие цветастые и родные воспоминания: пыльные дороги, поросшие по краям пушистыми кустами, как не странно, но напоминали родину.
Из раздумья тебя вывел громкий и бодрый голос водителя. Прослушав его не очень уместное замечание, ты с недоумением косился по сторонам: пассажиры, повскакивавшие со своих мест, увлечённо переговариваясь и заговорщицки пихаясь, липли к окнам. Проследив за их восторженными взглядами, ты наткнулся на жилые дома довольно крупного города, а также аккуратные розовые сады их окружающие. Вывод напрашивался сам собой. Это был Накрейн.
Через несколько минут фургон уже въезжал на парковку. Фестиваль, до ярмарочной площади которого было шагов десять, врывался в окна машины яркими и лёгкими огнями, которые, отталкиваясь от пластмассовой поверхности салона, создавали вокруг пассажиров радужную феерию. Наполняясь благодаря этому свету праздничным настроением, ребята буквально выпрыгивали из фургона, и ты был в их числе. Лишь приземлившись на уже остывший асфальт, ты почувствовал приветствие фестиваля. Он встречал вас светом, музыкой и звенящим шумом торжествующего народа. Тепиг на твоих руках радостно верещал; отражающиеся в его глазах праздничные огни почему-то наполняли тебя ещё большей радостью. Сейчас, смотря в его большие глаза, ты впервые, за долгое время путешествий, позволил себе отвлечься от этой вечной гонки за значки и ленты: ты наконец-то начинал чувствовать то, ради чего, собственно, и ушёл в странствия.
И вновь тебя выдернули из размышлений. Ваша бывшая автобусная проводница, к тому времени тоже вылезшая из фургона, скакала по всей парковке и созывала ребят. Всё подъезжали и подъезжали машины, из них всё вылезали и вылезали девчонки и мальчишки. Оповещая своим громогласным голосом о цели визита и культурной программе, Судзука-сан, то бишь ваша проводница, собирала перед собой довольно большую аудиторию. Нехотя отвлекаясь от разглядывания прилавков, ты также подошёл к ней. И лишь дождавшись, пока соберётся народ, а Судзука завершит экскурс в историю фестиваля, ты наконец-то двинулся вперёд, стараясь не затеряться в довольно приличной толпе.
Вы шли мимо всевозможных лавок, притащенных откуда-то издалека аттракционов и совсем недавно установленных арен. Откуда-то сбоку доносились дерзкие звуки боя покемонов; где-то сзади визжали от восторга девушки, встречая очередную прибывшую знаменитость. Над головой мерцали радужными огнями подвешенные гирлянды, а впереди сияла огромная пурпурная палатка – перевозной стадион. Там должно было состояться праздничное соревнование. И только ты подумал об этом, как, словно прочитав твои мысли, вперёд вырвалось минимум человек десять тренеров, прежде идущих рядом с тобой. Девчонки и мальчишки что-то восторженно кричали друг другу; на ходу вызывая своих покемонов, они мчались к главной фестивальной арене, подавая пример остальным прибывшим и увлекая их за собой. И может быть, один ты остался стоять на месте, пока Судзука рассказывала об очередной традиции. Заметив отсутствие группы, она, конечно же, кинулась их догонять, оставляя вас с тепигом одних. Ты хмурился, смотря вперёд и отмечая, как же быстро терялись в толпе твои товарищи по экскурсии. Решив не бежать за ними сломя голову, ты позволил себе осмотреться. Все разноцветные киоски и аттракционы казались тебе одной яркой светящейся кашей: ты смотрел сквозь всю эту мишуру, будто не замечая ни людей, ни покемонов. И тут ты наткнулся взглядом на него… Где-то впереди, между палаток, в тёмноте обделённой светом праздничных ламп, стоял молодой человек в плаще. Он стоял под деревом, облокотившись на него; светлые волосы средней длины тяжёлыми прядями свисали на лицо, полностью его закрывая. Но было ещё кое-что, заставившее тебя отметить этого человека. Его глаза. Ярко-жёлтые, светящиеся оранжевым светом, они прожигали белые пряди насквозь, впиваясь в тебя. Этот взгляд, наполненный скрытой яростью и вызовом, заставлял сознание холодеть. Тебя спас тепиг, вовремя уткнувшийся лбом тебе в грудь. Отвлёкшись на секунду от странного незнакомца, ты вопросительно поднял бровь, смотря на своего покемона. Тепиг хрюкнул и пробормотал что-то невнятное, чем окончательно привёл тебя в замешательство: хрюшка что-то чувствовал. Повинуясь возникшей в твоей голове странной, но внезапной мысли, ты вновь поднял взгляд на незнакомца… Но того уже и след простыл: тьма за палатками вновь стала необитаемой.
Спереди послышался голос Судзуки: кажется, она тебя потеряла. Не отворачиваясь от неожиданно опустевшего проёма между киосками, ты крикнул ей что-то нечленораздельное, а затем, простояв на месте ровно несколько секунд, бросился бежать в сторону проводницы. Пока ты мчался вперёд, петляя между людьми и покемонами, тебя всё больше охватывало такое знакомое плохое предчувствие. Однако, помня о горьком опыте сбывшегося предзнаменования, ты также начинал тонуть в панике. И лишь оказавшись в такой знакомой «родной» толпе, ты начал понемногу успокаиваться…
От разговора с наконец-то найденной Судзукой тебя отвлёк грохот. Едва различимое землетрясение в южной части площадки отразилось в твоей голове чёрным апокалипсисом. С трудом устояв на ногах, ты продолжал впиваться пальцами в собственную голову: такая была чудовищная боль. Возникающие в сознании призрачные, но от этого не менее тяжёлые образы звали тебя, призывали к действию. И лишь раздавшийся справа крик Судзуки наконец-то разбудил твоё сознание. Тепиг, случайно сброшенный тобой на землю, прыгал впереди, пытаясь отвести тебя в сторону. И только подняв голову, ты понял причину его беспокойства: в нескольких шагах от тебя, снося крыльями и массивным телом палатки, пронёсся Кюрем. Твой голос застревал в горле, теряя всякие попытки вырваться наружу: внезапно поднявшаяся легенда бросила на тебя пронзительный долгий взгляд, а затем, будто очнувшись, вновь кинулась вперёд. Ты не знал, кто напал на Кюрема, и что вообще он здесь делает. Те яркие жёлтые глаза отбили у тебя всякое желание бежать. Ты ощущал стремление легендарного покемона жить, ты чувствовал, что он пытался связаться с твоим сознанием. И лишь когда перед тобой, выныривая из тяжёлого пылевого облака от разрушенных зданий, появился бронированный грузовик, когда он направил на тебя свою пушку, ты наконец-то понял, что от тебя требуется. Поднимающийся от земли песок ясно говорил о твоём желании биться; песчаная стена дёрнулась, словно от удара, едва услышав «голос» нацелившего на тебя оружие броневика:
- Карта 044 Ландорус найдена.

0


Вы здесь » Pokemon History; » Перед регистрацией » Основной сюжет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC